mareicheva: (Default)
Из вокзального сортира вывалился бодрый дядька:
- Ля-ля-ля-ля-ля! - пел он, размахивая государственным флагом.
Видала я патриотов, но чтоб в сортир под знаменем...

__________________

На переходе от вокзала к ИКИ парень в полосатом свитере остановился, покривлялся и рухнул на спину, раскинув по "зебре" руки и ноги.
Его приятель подскочил и уселся ему на пузо, молотя лежащего кулаками. Оба при этом ржали.
Автомобилисты и водители автобусов деликатно объезжали эту парочку, даже не сигналя.

__________________

Услышано в магазине:

- Она, конечно, красавица: фигура стройная, волосы длинные, ноги тоже. И, главное, интеллигентная. А еще (восхищенно) у нее ТАКАЯ МОРДА!!!

И это всего лишь один поход в магазин...
mareicheva: (Default)
Все вспоминают, а мне и рассказать нечего. Я в Алма-Ате была.
Проснулась, в квартире - никого. По радио вроде Горбачева костерят, я слушать не стала.
Тут возвращается двоюродная сестра. Она постарше - институт закончила, первый год в школе отработала.
- Историчка у нас, - говорит, - похоже, окончательно свихнулась. Бегает по школе, делает таинственное лицо и бормочет: "Переворот, переворот".
- Не знаю, - обалдеваю я, - давай, телевизор включим?
В телевизоре дикторша читала текст по бумажке. Лицо у нее при этом было такое, будто она ждала от граждан подзатыльника. "Простите меня, люди добрые, - говорила она одними глазами, - работа у меня такая".
- Пам! Пам-парам-парам, парам, парам, парам-парам-пам-пам! - зазвучал Чайковский.
Мы с сестрицей переглянулись...
Сейчас, дабы освежить воспоминания, я полезла читать постановления ГКЧП и с удивлением обнаружила, что там сплошное благолепие: снизить цены, разогнать воров, всем выдать земельные участки. Вот, посмотрите: http://souz.info/library/other/gkchp/gkchppost.htm#post1 . Детям - мороженое, бабе - цветы. Дикторша говорила про другое - про закрытие газет (постановление номер два), на которые все подписывались, про комендантский час. Помню, что когда по экрану заметалась лебедь-балерина, я глотала слезы - на Питер шли танковые колонны. А я здесь! Я - дезертир, я покинула родной город!
Я представляла себе все, что мне было дорого в Питере. Представляла друзей и родных, знакомых... И вдруг среди всех этих лиц возник один гражданин, родительский знакомый. Он всю жизнь был пламенным коммунистом, таких только в кино показывали. Незадолго до отъезда на каникулы я его видела. Он по прежнему пламенел, но пламя было уже не красным, а трехцветным. Но не менее горячим. Дяденька с гордостью поведал, что вышел из партии и торжественно сжег собрание сочинений Ленина.
И вот, когда я была уже готова разреветься, мне представился этот дяденька. Он изо всех сил бежал по Большому Проспекту Васильевского острова, обгоняя танковую колонну - в райком, восстанавливаться.
Вместо того, чтобы заплакать, я расхохоталась. Когда я поведала про свой глюк сестре, мы ржали уже дуэтом.
- Ну ладно, - сказала я, - попробую домой добраться.
В кассах Аэрофлота стояла толпа народа и митинговала. ГКЧП-истов проклинали. На табло красовалась надпись: "Все рейсы на Москву и Ленинград отменяются".
В толпе я встретила знакомую питерскую девчонку. Поплакали о родном городе, в который вот-вот ворвутся танки.
Вернулись домой, попытались позвонить моим родителям. Ответа не было.
- Связь обрезали? - спросила сестра.
Позвонили родственникам - телефон молчал и у них.
- Точно, обрезали, - упавшим голосом сказала и я.
На всякий случай набрали третий номер - моей лучшей подруги.
- Нет, ты слышала! - заорала она в трубку, - вот этого только не хватало! Тут, говорят, комендант распорядился приемники сдать - да черта с два мы их сдадим!
Мы дружно обозвали ГКЧП-истов нехорошими словами и, довольные, повесили трубки.
В течение трех дней связь с Питером работала на отлично. Никто даже не почесался ее обрезать - а также захватить вокзалы, почту, телеграф и мосты.
Родители объявились вечером - они весь день проторчали на даче и о перевороте узнали только вернувшись.
- Сиди там и не смей сюда ехать! - кричала мама в трубку.
Назарбаев выступил с обращением к жителям Казахстана: попросил соблюдать спокойствие и пообещал, что никакого чрезвычайного положения в республике вводится не будет - мало ли что там, в Москве, напридумывали. Казахстанцы послушались - но, на всякий случай, сделали в магазинах ревизию (по крайней мере, в "Галантерее" напротив свет горел полночи). Транспорт в эти три дня ходил на удивление хорошо. Митингов не было, но в транспорте ГКЧП поругивали - весело и беззлобно.
Вечером мы пили смородиновое вино и ловили Бибиси. Почему-то все время ловились индийские мелодии.
- Я поняла, - сказала сестра, - они глушат вражеские голоса дружеским Боливудом.
Но все же поймать западные станции удалось. В их исполнении путч выглядел не так страшно. На второй день плакать уже не хотелось, а переворот издали выглядел откровенной клоунадой. С Питером перезванивались постоянно.
На третий день все кончилось. Осенью кончился и Советский Союз, Алма-Ата оказалась за границей.

Вот и все. Скучно было, я предупреждала.

Profile

mareicheva: (Default)
mareicheva

December 2011

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
1819202122 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios